Выставляемся в ЦДХ. Личный опыт учеников Школы Перотти

1 марта в Центральном Доме Художника открылась выставка «Портрет и абстракция», организованная клубом «Творческие среды» и Московским Союзом Художников. Для Школы Перотти это важное событие – работы учеников мастерской Григория Кузнецова и работы нашего преподавателя детских программ, художницы Елены Федченковой, прошли серьезный конкурсный отбор и теперь участвуют в одной из самых престижных выставок Москвы.

Мы поздравляем Елену с участием в очередной выставке, искренне радуемся успехам наших учениц и, конечно, благодарим их наставника Григория Кузнецова, открывшего им путь к самостоятельному творчеству. Чем интересны выставки клуба «Творческие среды»? Почему непрофессиональным художникам важно выставляться? Ответы на эти вопросы в интервью с участницами выставками и их наставником.

Как давно вы занимаетесь живописью и почему приняли решение участвовать в выставке?

Оксана Абрамова: Пишу с 2010 г., первые 2 года занималась в мастерской Светланы Перотти, потом продолжила свои занятия в мастерской Григория Кузнецова. Для меня выставка – это возможность представить свои работы миру, увидеть их в окружении работ других художников, посмотреть, как те пишут и решают поставленные задачи, открыть для себя новые ходы, приёмы и направления в творчестве, выйти из своего «мирка», чтобы не застаиваться. Это не первая выставка вне стен Школы, в которой я принимаю участие. Мне интересно выставляться вместе с состоявшимися художниками, людьми, получившими высшее художественное образование, смотреть как профессиональные художники – члены выставкома – оценивают мои работы, узнавать мнение профессионалов о моём творчестве.

Ирина Немировская: Для кого работает художник? Если ты пишешь, то хочется, чтобы на твои работы кто-то смотрел, и получал определенные эмоции. Я не профессионал, но я пишу достаточно много, и для меня участие в выставках – это возможность самой оценить их на фоне других работ, слышать мнения других художников, даже отрицательные. Это может мотивировать двигаться вперед. Я начала писать около 7 лет назад

С какими работами вы участвуете?

Оксана Абрамова: У меня прошли выставком 2 работы: «Автопортрет с ангелами» 2012 г. и абстракция «Луна плывёт» 2016 г. Автопортрет – учебная работа, первый портрет в моей жизни. То, что работа учебная, отметили и члены выставкома. Тем более приятно, что несмотря на это, картину сочли достойной участия в выставке такого уровня. Думаю, что этот факт много говорит об уровне Школы и её преподавателей, ведь я к моменту написания автопортрета занималась живописью совсем недолго – чуть больше двух лет, начав с нуля. Даже в детстве не посещала кружки рисования.

Ирина Немировская: Я готовилась к выставке целенаправленно, зная, что будет заявлена тема портрета и абстракции. Мне было интересно попробовать себя в абстракции и применить все те знания, что я получила на первом потоке авторского курса Григория «Пластика композиции». Две моих работы «Эликсир цвета» и «Брызги шампанского» прошли конкурсный отбор без особых замечаний.

Как вы нашли своего Мастера?

Оксана Абрамова: Перед летними каникулами 2012 г. я работала в мастерской Светланы Перотти над копией картины Клода Моне «Утро на Сене». Копирование работ великих мастеров – важная часть учебного процесса, но мне захотелось не копировать её один-в-один, а подойти к заданию творчески. В то время в стенах Школы проходила персональная выставка нашего замечательного учителя Григория Кузнецова, и Света обратила внимание моей соседки по мастерской на одну из его картин, написанную в авторской технике – «гобеленовой» (вертикальными мазками). И я загорелась. Написала копию Моне «гобеленом», и этот опыт мне очень понравился. А осенью пошла в новую мастерскую – учиться!

Школа Перотти замечательна тем, что каждый может найти в ней «своего» учителя – близкого по духу, манере письма, стилю преподавания. Все художники – очень разные, но одинаково прекрасные, добрые, светлые люди. Это профессионалы, которые могут научить любого, кто хочет научиться, вне зависимости от начального уровня подготовки ученика. Невозможно достичь мастерства, научиться чему-то серьёзному только лишь по книжкам. Необходимо участие человека, преподавателя. Именно поэтому так важно найти «своего» мастера. Творчество Григория Кузнецова, его взгляд на мир и на живопись, подход к преподаванию оказались мне очень созвучны. Бесконечная доброта, юмор, индивидуальный подход к каждому ученику и бережное отношение к людям создают в нашей мастерской особую атмосферу, которая вдохновляет на жизнь и на творчество. Кроме того, оказалось, что я люблю не только писать «гобеленом», но и очень люблю мастихин, которым пишет свои картины наш учитель. На мой взгляд, мастихин даёт гораздо больше возможностей в живописи, чем кисть. Многие из тех, кто «распробовал» мастихин в качестве инструмента, переходят на него.

Ирина Немировская: Мне очень близки видение мира Гриши, его художественные образы. Мне интересен он как художник, его манера изложения материала, сочетание форм содержания и выражения. В моих работах какие-то аспекты волей-неволей я беру у своего мастера – это происходит в любой школе. Очень ценно то, что он позволяет работать в любой манере – ошибаться, да, но искать свой путь, свой язык. У нас в группе нет диктата, когда преподаватель говорит тебе, работай только так, и никак иначе, потому что это правильно. Мы все ищем свой путь выражения.

Вообще, Школа Перотти уникальна своей командой. Возможность учиться у столь разных и профессиональных мастеров – это замечательно. Люди, которые не только учат, но и работают сами, устраивают собственные выставки, состоялись как личности и как художники. Такие люди могут отдавать свои знания нам совсем по-другому, полноценно.

Григорий, расскажите о выставках клуба «Творческие среды»?

Эта выставка котируется на уровне Союза Художников. В «Творческих средах» интересно то, что здесь требуют творческие работы, не студенческие. Например, постановку из Суриковского (прим. ред. МГАХИ им. В.И. Сурикова) женский портрет не возьмут. От художника здесь требуется своя пластика, свой взгляд на мир, авторский выбор темы – личность автора должна прослеживаться. Нужно писать в своем ключе, переживая окружающий мир. Чем ты точнее напишешь натюрморт, тем меньше там будет творчества, он уйдет в имитацию или фотореализм. Я всегда повторяю на занятиях Мастерской – ищите свой пластический язык. Я учу не следовать за объектами в мире, а конструировать свой художественный мир, начиная с гравитации и светотени и заканчивая объемами и всем остальным. Чтобы было чуть яснее…Любые объекты в пространстве требуют, чтобы мы их скопировали как можно точнее, и это нивелирует автора. Умение выбрать объекты, которые вы хотите принять в свою картину, пейзаж, натюрморт, наделить их той или иной степенью важности, следовать за ними – этому учит академический подход. Творчество же – это создание собственного Мира. В «Творческих средах» смотрят на индивидуальную подачу, этим они и интересны.

Почему непрофессиональным художникам важно участвовать в выставках?

Я все время говорю своим ученикам, тем, кому это интересно, о проходящих выставках от Союзов художников, в которых они могут принять участие. Иногда, я даже требую, чтобы они сознательно написали работу к выставке. Выставки им необходимы, чтобы увидеть как работа смотрится среди других работ, почувствовать «ткань» выставки. Художнику важно участвовать в социальной жизни и быть востребованным. Участие в выставке – это возможность попасть в сообщество профессионалов, познакомиться с разными людьми. В моей мастерской есть люди, которые думают о карьере художника и они готовы к ней. Бесконечно писать работы нельзя, их надо показывать – тогда будет понятно, куда двигаться дальше.

Спасибо Григорию Кузнецову, Оксане Абрамовой и Ирине Немировской за интервью!

Поделиться:

УЖЕ ПОЛЮБИЛИ НАС?