Интервью с Андреем Горбатовым

211027112203

НЕ ПРЕДАВАЯ МЕЧТУ

Как живопись появилась в вашей жизни?

Мой неосознанный «творческий путь» начался в детстве, когда отец инженер занимался черчением дипломной работы. Я тихонько подворовывал идеально отточенные карандаши и на испорченных или запасных листах ватмана вырисовывал ими фигуры с отцовских чертежей, интерпретируя их в собственном воображении. Говорят, они были довольно интересными.

Мой дядя по линии отца, Корчагин Николай Михайлович, был художником и являлся Членом Союза художников СССР. Он жил и работал в городе недалеко от нас, и мы не раз бывали у него в гостях. Я был в восторге от царящего в мастерской творческого беспорядка, разных интересных вещей, запаха скипидара, множества кистей и красок, «огромных», как мне казалось, холстов на мольберте, по стенам и в каждом углу. Он даже говорил родителям, что у меня есть задатки, и их бы надо развивать.

Однажды я отправился бродить по коридорам Дома Пионеров, куда мой отец отвел меня в шахматный кружок. И случайно зашел в изостудию Александра Петрова, где я увидел склонившихся над мольбертами разновозрастных девочек и мальчиков. И снова восторг, который я испытывал в мастерской дяди! Преподаватель предложил мне что-то нарисовать и выдал простые материалы. Тогда я нарисовал гипсовую розетку с изображением цветка. Вспомнив папины чертежи, я быстро накидал оси твердым карандашом, затем контура цветка, отметил направление подсветки и более мягким заштриховал тени, как смог. На следующий день преподаватель позвонил моей маме и сказал, что мне обязательно надо рисовать, и он берет меня под своё крыло! Вот так и начался мой уже осознанный творческий путь – в «художке», в которой я занимался 3 раза в неделю.

Что же помешало вам встать на профессиональный путь художника позже?

Моя семья, для которой я был единственным сыном и внуком, была тверда в своем решении: у меня должна быть серьезная профессия, к которой «художник» никак не относится. Несмотря на то, что после переезда в Мытищи я учился в школе с профильным художественным классом, мечтал учиться в художественном училище 1905 года и даже готовился к поступлению в Строгановку, родители были непреклонны. Я до сих пор вспоминаю невероятную атмосферу нашего класса! Это было сборище вольнодумцев, дети поколения хиппи, хулиганов в хорошем смысле этого слова, если оно есть! Рисовали мы повсеместно – на полях тетрадей, на обложках книг и школьной доске, делали стенгазеты и разрисовывали стены кабинетов и коридора школы. И это официально!

В итоге я поступил в киевское авиационное училище на факультет радиоэлектроники – на мой выбор повлияли двоюродные братья, курсанты летного училища. Они приезжали в гости в красивой летной форме и будоражили мое воображение рассказами о летной жизни.

Но о призвании художника я не забыл. В армии мы с творческими по духу товарищами оформили Ленинскую комнату и красный уголок казармы, и со временем наша слава художников-оформителей дошла до Комендатуры Киевского округа, которая буквально стала охотиться за нами. А мы только и пользовались преимуществами положения – за картины и плакаты мы были на особом счету: спали как люди, ели вместе с офицерами и даже «забывали» носить головные уборы.

03

Мою тоску по профессии всколыхнули летние встречи с друзьями и одноклассниками, счастливчиками, которые не изменили своему увлечению. В их институтах пахло краской, скипидаром и свободой мысли, и я принял важное решение – поступать. Завершив военную карьеру, я вернулся домой осенью, пропустив вступительные экзамены. Настало время мучительного самоопределения, я отлеживал постдепресионный синдром на диване, набирая вес и тоскуя. На помощь пришел отец, который организовал мне собеседование в компании, где пригодилась моя специальность инженера. Так я попал в бизнес.

Шли годы, ситуация развивалась, я вместе с ней. Позже было много другой работы, собственный бизнес, новые знакомства и друзья, семья, ребенок, развод, новая семья, дети, крах и взлеты, путешествия по миру, хобби и увлечения, рыбалка, охота, крупный бизнес и обретение какой-то стабильности.

Как вы вернулись к своей мечте? Что заставило вас снова взяться за кисть?

Моя любимая жена и мой юбилей 50 лет. Именно она выдала друзьям мою сокровенную детскую мечту, и предложила подарить мне абонемент на курсы живописи. Школа Перотти располагалась территориально крайне удобно. Я изучил сайт, и моё внимание сразу же привлек курс импрессионизма с художником Григорием Кузнецовым. И вот, в одну из сред октября, я, собравшись духом и телом, зашел в школу. Робко шагнул через порог, поздоровался, и тут же ощутил обожаемый с детства запах масляной краски и скипидара. И в этот момент я понял, что моя жизнь сделала крутой поворот и с этим запахом я не расстанусь уже никогда.

04

Что пришло с живописью в вашу жизнь?

Во-первых, исполнение большой мечты в жизни – это очень важно. Открылось пространство мечтать дальше в этом направлении.

Я верю, что потребность в творчестве сегодня – это не прихоть и не просто желание. Это рецепт выживания в любой ситуации! Намерение, решительность и внутренняя гармония придают нашей жизни смысл и целостность. Человек, достигший такого состояния, вряд ли когда-нибудь будет испытывать неудовлетворённость. Когда же мы занимаемся тем, что нас увлекает, всё наше внимание сфокусировано на поставленной задаче и достижении цели, мы не замечаем ничего вокруг и находимся в состоянии потока и внутреннего равновесия. Если у вас есть любимое хобби, вы наверняка это ощущали. Именно в такие моменты мы чувствуем воодушевление и особую радость, которые надолго остаются в нашем сердце, служат ориентиром в нашей жизни и нам хочется испытывать это состояние вновь и вновь. Именно поэтому я, с детства увлеченный рыбалкой, «тихой охотой» за грибами, а сейчас и настоящей охотой, от творчества испытываю аналогичные чувства.

05

А еще с живописью в мою жизнь пришли друзья и единомышленники, что в зрелом возрасте – удивительно и бесценно.

Какие открытия и трансформации произошли с вами с вами как с человеком, как с художником?

Хочу выделить несколько событий. Первым был трёхдневный выезд на пленэр в Переславль-Залесский с нашей группой с Григорием Кузнецовым. На нем я учился технике «скорого письма» в быстро сменяющейся обстановке, что позволяет художнику отключить все свои органы чувств, за исключением зрения, и связать его напрямую с движениями руки. Научившись этому, художник сможет изменять реальность только в присущей ему манере видения.

06

Вторым и, наверное, самым значимым событием явилось знакомство с владельцами нашей школы – Светланой и Кико Перотти. После знакомства наше общение стало очень дружелюбным и открытым, впоследствии мы сдружимся семьями. Немного позже я поехал на пленэр Перотти на озеро Гарда, которое стало одним из любимейших мест для меня и моей семьи. Тот пленэр также вел несравненный Бато Дугаржапов, один из самых почитаемых и самых известных импрессионистов России. Я был потрясён и очарован всем увиденным. Вернувшись с Гарды, я по-настоящему осознал сказанные ранее Григорием слова, что зрителя можно тронуть в основном только эмоцией, заложенной художником в картине.

07

Теперь на любые выезды с семьёй на отдых в разные страны я всегда беру блокнот, карандаш, акварельные или масляные краски и делаю либо туристические зарисовки-скетчи или этюды.

08

Пандемия коронавируса, вынужденная изоляция и уход в онлайн стали третьим этапом моего творческого развития. На даче я продолжил заниматься в Мастерской Григория онлайн, а также мне посчастливилось познакомиться с еще одним из любимых мной художников Даниилом Викторовичем Волковым – современным импрессионистом, работающим преимущственно на пленэре.

09

После ослабления мер я поучаствовал в нескольких групповых выставках и также провёл свою персональную выставку. С этим накопленным за пять лет творческим и выставочным опытом я стал членом Творческого Союза Художников России.

010

Вот такие трансформации произошли со мной за весь период моего жизненного пути, и я считаю, что если человек чего-то очень сильно захочет, то он обязательно этого добъётся, главное быть в этом желании до конца честным с самим собой и близкими людьми. Тогда вселенная будет на твоей стороне.

В каких техниках вы любите работать?

Уже на первом занятии с Григорием мои эмоции были настолько сильны, что мой выбор почему-то сразу же пал на мастихин, хотя опыта работы с ним у меня было не так много. Но это был именно тот инструмент, который позволял выплеснуть эмоции на холст быстро и крупными мазками. Вот он –  самый чистый и открытый экспрессионизм. Мастихин и сегодня остаётся для меня самым любимым оружием в борьбе с чистым холстом. Постепенно я стал применять разные материалы, искать, как выразить обычное через необычный подход. Пробовал технику «фузиле», ограничение цветовой палитры, использовал замесы песка для создания фактур. На сегодняшний день я полностью поглощен выработкой собственного стиля. Например, сейчас я экспериментирую с абстракцией.

011

Как к вам приходят творческие темы?

Убежден, что самым первым оружием художника в современном мире является не что иное, как насмотренность! Хороший художник работает всегда. В его руках может не быть кисти, но основная работа происходит в голове. Он как губка впитывает все детали и особенности картин различных художников, разных периодов. Способность создавать шедевры по памяти или из головы, наверное, это есть высшая степень профессионализма художника.

Я часто вдохновляюсь местами, где побывал сам, или ищу интересные сюжеты на просторах интернета. Зачастую я использую в качестве исходного материала фотографию, и это часто разочаровывает людей, так как по какой-то причине большинство из них считает, что художник должен рисовать с натуры, либо брать сюжеты из головы, а иначе не считается. Я уверен, что никто никому ничего не должен, а уж тем более в творчестве не может быть никаких рамок и ограничений, самая основная цель – зацепить зрителя!

012

Андрей Горбатов, член Творческого Союза Художников России, ученик свободных Мастерских Перотти, бизнесмен.

Инстаграм художника: https://www.instagram.com/rivercowboy/