Интервью с Еленой Челембеевой

 

ПРО ВНУТРЕННЮЮ СВОБОДУ И ЧЕСТНОСТЬ С СОБОЙ
 

Как появилась живопись в вашей жизни? Что внутри прозвучало, что вы взяли в руки кисть?

Это не было мечтой, планом или мыслью – все случайности неслучайны в нашей жизни. Я начала писать по зову сердца. Я пришла к живописи в том возрасте, когда уже многое себе разрешаешь – слышать себя, делать то, что хочется, а не то, что положено. Когда категории “можно-нельзя” уходят из жизни, в ней открывается больше дверей.

В детстве я в течение одного года ходила в художественную школу. Потом мы переехали, и эта история не получила развития, и я никогда не считала себя человеком, умеющим рисовать. Я начала заниматься живописью к 30 годам, и для меня это стало моим полетом свободы, когда я в принципе начала что-то делать в жизни исходя из внутреннего импульса. Поэтому мой творческий старт – это разрешение себе быть собой. Дело, конечно, не только в возрасте по паспорту, это скорее про зрелость. Не про ту зрелость, когда ты становишься старше, и у тебя больше ответственности, а про то, что твоя точка сборки собирается изнутри, а не извне – не из внешних установок. Когда в принципе игра в статусы становится не так интересна, она перестает мотивировать, и тогда мотивацию начинаешь искать внутри себя.

Как же все началось для вас?

Мы с друзьями решили нескучно провести время, и так я случайно попала на мастер-класс “Нарисуй картину за 3 часа”. В итоге в течение какого-то времени я сходила на подобные мероприятия 3-4 раза. Я помню, что мне всегда хотелось что-то поменять в том, что предлагал художник, за которым надо было повторять. И я поняла, что мне нужен другой формат. К счастью, сработало сарафанное радио, и мне посоветовали Школу Перотти. Я пришла, и меня затянуло, как в фильме. Моему погружению в живопись уже 5 лет.

Через что вы проходили в процессе занятий? Какие открытия и трансформации произошли с вами с вами как с человеком, как с художником?

Мой преподаватель Григорий Кузнецов часто говорит мне: “ты ничего не боишься”. Мне повезло, изначально у меня не было установки учиться изображать форму или изучать конкретную технику. Не было ограничителей, что мне обязательно нужно достичь какого-то уровня или нужно нарисовать что-то конкретное, освоить академический рисунок – это был просто творческий поток, в котором мне было очень интересно. От картины к картине очень заметно собственное развитие, и это реально мотивирует.

Несколько раз я была в арт-турах со Светой и Кико Перотти на озере Гарда. Основное качество, которое Света дарит ученикам – это смелость мазка, смелость в картине. Я это впитала, и очень благодарна ей за это. Вот холст – это твой диалог с миром, и здесь нет точки, к которой ты должен прийти. Мне нравится этот подход, стремление не к конечной цели, а пребывание в процессе. Возможно, надо быть таким странным интровертом, который может стоять по 5 часов у холста и вести безмолвный диалог с собой и миром. Это такая замечательная сфера – здесь ты можешь говорить все, что ты хочешь, здесь нет правильности или неправильности.

Мне хочется научиться писать лучше, написать шедевр, развиваться – это совершенно нормально, это стимулирует меня не останавливаться. Есть такая философская фраза: жизнь –
она про то, чтобы держать динамический баланс со вселенной, стремящейся к энтропии. В живописи также. Это тонкий баланс между бесконечным движением в сторону мастерства и отражением живой внутренней истории. Моя задача сейчас – поймать историю внутри и отразить ее так, как я бы хотела.

Это достаточно редкий случай, когда взрослый человек приходит учиться писать и не боится творить, не привносит собственные страхи и сомнения в процесс. Как ребенок, который свободно и бесстрашно идёт в творчество.

Недавно я была на мастер-классе по экспрессионизму. Там был огромный холст, и я решила, что буду писать ногами. Мне было нестрашно, и я хочу сказать, что это внутренний выбор каждого – быть в потоке или цепляться за неуверенность и рационализирование. Настоящие художники пишут так, как чувствуют, гнаться за внешней формой бесполезно.

Как рождаются ваши картины? Где вы находите творческие мотивы?

Я внутренне честна и не боюсь писать некрасивые части себя, свои страхи. Иногда говорят: “не бойтесь, перестаньте бояться”. Если кому-то эта фраза помогла, поднимите руку, но я таких людей не знаю. Про страхи можно просто писать – про те блокировки, которые не дают пойти во что-то новое или принять какое-то решение. Вдохновение – это не про красоту и единорогов, это про ограничения, которые мы видим. Для меня, кроме честности вообще больше ничего нет.

Страхи уходят, если их писать в образах?

Не обязательно. Как только начинаешь что-то гарантировать, становишься рабом своего ожидания. Конечно, мне бы хотелось, чтобы они уходили, но рецепта нет. Также как и рецепта вдохновения!

Вы находите поддержку людей в своем творчестве?

Художники, желающие заниматься свободным творчеством, часто встречают немало сопротивления. Потому что вы разрешаете себе больше, чем большинство, которое вас окружает. Я столкнулась с этим, но меня это не сильно задевало, поэтому постепенно это отношение сошло на нет. В свой адрес я слышу много позитивных откликов. Любому художнику приятно, когда его творчество заметно. И даже если я получаю скептический отзыв, но корректный, это также приятно. Для России нехарактерно взрослому человеку начать заниматься чем-то другим, чем-то нелогичным, например, не строить карьеру. Я очень счастлива, что мое окружение разной степени близости поддерживает меня.

Вы называете свой стиль “мистический реализм”. Расскажите про сказочные образы в ваших картинах.

Сказочная тема появилась не специально. Я нахожу ее очень мягкой, я часто пишу про иррациональное, которое невозможно в каких-то точных картинах. Мне интересно исследование архетипов через сказки – существует много шаблонов, которыми мы руководствуемся бессознательно. И они сохранились именно в сказках, потому что они прошли меньше коррекций, чем другие институты жизни, сохранив идею, которую несли. Я не разделяю современную живопись, которая часто несет протест. Я считаю протест бессмысленным, и хочу предлагать какую-то иную модель. Со временем живопись развивает чувствительность, так я услышала свое желание обратиться к сказкам.

Какого плана чувствительность развивает живопись?

К многогранности. В живописи, как ни в чем другом, понимаешь, что есть свет, тень, полутень. Растет многогранность принятия жизни, чувствительность к существованию другой точки зрения. На одном полотне есть разная игра красок и разнообразия – все это умещается в один холст нашего большого мира, на котором легче принимать разность жизненных взглядов и позиций.

О чем вы мечтаете и какие цели перед собой ставите в творческом плане?

Хочу быть представленной в галереях, быть увиденной и услышанной. Около года я зрела, смотрела, как устроен арт-рынок, как делается портфолио художника. У меня еще много неуверенности – достигла ли моя живопись того уровня, чтобы быть показанной. И здесь очень важна поддержка людей, которые верят в художника, и помощь в проведении переговоров. Несмотря на то, что у меня есть навык ведения переговоров в бизнесе, в контексте моего творчества я слишком уязвима, чтобы говорить о деньгах.

Расскажите о своей основной работе и любимых хобби

Я юрист, работаю в коммерческой сфере. Для многих странно, что серьезный человек, который ездит по судам и ведет переговоры между сторонами, занимается живописью. На самом деле, это очень расширяет границы. И в бизнесе можно решать какие-то вопросы не через логику и жесткость, а через попадание в эмоцию – окрашивать переговоры в другие тона.

Инстаграм художника: https://www.instagram.com/elena_chelyubey_art/