Дмитрий Луканин

Olga-Puskareva

 
Дмитрий Луканин – живописец, член Российского союза художников и монументальной секции МОСХ. Окончил Московское художественное училище памяти 1905 года и МГАХИ им. Сурикова, отделение монументальной живописи. С 1999 года – дизайнер интерьеров, ведущий художник-декоратор арт-студии Palmette, на протяжении 5 лет работал над росписями и декором интерьеров во Франции. Постоянный участник выставок в Москве и за рубежом.

Интервью с Дмитрием Луканиным

Как вы стали художником?

Я родился и вырос в семье художника, с самого детства посещал самые разные изостудии, под руководством отца что-то делал – он наблюдал за мной, давал советы с профессиональной точки зрения, иногда и хвалил. У меня никогда не было сомнений в выбранном пути, я в принципе никогда не думал о другой профессии. Мой отец, Луканин Николай Александрович, был действующим советским художником, работающим в жанре соцреализма, ученик Герасимова А.М. Яблоко от яблони далеко не падает, можно сказать, что я продолжаю творить в жанре реалистической живописи, хотя мне безусловны интересны и другие стороны изобразительного искусства. Окончив отделение монументальной живописи, я очень хорошо с знаком и с техникой мозаики, и с техниками настенной росписи. Меня всегда поражала эта магия живописи, возможность изображать пространство и предметы, которые одновременно и отсутствуют, и присутствуют в реальности.

Что вас вдохновляет?

Жизнь, наверно. Несмотря на высокую занятость, я не прекращаю писать для себя. Темы для вдохновения, для творчества приходят очень по-разному. Вот происходит какая-то реакция в мозгу на тему, и образ оседает где-то в глубинах подсознания. И потом, может через месяц, а может и через год или больше, она может сработать. И я начинаю искать решение этой темы.
Жизнь идет, и темы для вдохновения меняются вместе с ее ходом. Вообще я стараюсь в целом круг своих интересов поддерживать и расширять, видимо, боюсь законсервироваться.
Меняется сознание человека – меняются и темы творчества. Возьмем, например, пейзаж, классику всех художников. Раньше писал и парки, и озера, а сейчас вижу эстетику индустриальных, заводских, городских пейзажей, и они привлекают меня своими богатыми фактурами. Когда-то нас в Суриковском учили писать избы, бабушек в платочках, вот такое консервативное «деревенское» искусство мне уже творить не интересно.

Возможно, классицизм мне стал менее интересен из-за огромного количества «исторических» заказов в моей работе, и для баланса душа требует иного. Мне интересно одновременно и новаторство и традиция, чтобы они дополняли друг друга, шли рядом. Конечно, природа – это мама искусства, она родила всю живопись, к ней всегда можно обратиться.

Есть художники, которые вам интересны и близки?

Опять же, разные периоды жизни – разные художники. А вообще, или называть десятки, или никого, не хочу выделять единицы.
Безусловно, всегда смотрел и продолжаю смотреть классиков – Да Винчи, Микеланджело, но напрямую интересоваться ими перестал. Могу поделиться последними своими интересами и увлечениями. Это, например, художники итальянской группы Новеченто времен Муссолини – Марио Сирони, Ахилло Фуни и другие. Они реалисты, футуристы, при этом постоянно обращались к Возрождению. Интересны художники послевоенного времени – советские, английские, американская школа – риджионализм. Нет правильных или неправильных художников или направлений, есть более талантливые и менее талантливые произведения.

Что такое творчество для вас?

Это отражение окружающего мира через собственное сознание. Я сам к этому отношусь, как к особой науке, средства которой – оптика, ум и сердце. Особый язык, на котором можно изготавливать послания и отправлять в мир. Его можно читать, ему можно и обучать. Чтобы учиться, его нужно, как и любой другой язык, практиковать – смотреть, рисовать. Вся истории искусств говорит, что это абсолютно реальный язык. Попадая на пространство холста, чайник перестает быть просто чайником.
В творчестве всегда нужно сверхусилие.

Какую позицию вы занимаете как педагог?

Нет ничего особенного, говорю своим ученикам все то же, что и себе. Мне нравится подход с позиции игры. К любому процессу, в том числе и живописи – относиться как к игре, расслабляться, получать удовольствие. Конечно, когда у нас получается желаемое, мы выигрываем, и тут нужно слушать мои рекомендации. Я всегда стараюсь находить сильные стороны, моя тактика заимствована у моих замечательных педагогов, хитрецов. Первую фразу, которую они говорили при просмотре – «много хорошего»…Потом мы вместе начинали это хорошее разбирать, и иногда оказывалось, что его может быть уже не так уж и много. Я всегда стараюсь вместе с человеком разобраться, увидеть ошибки и обязательно их исправить.

Галерея работ



Роспись по дереву

УЖЕ ПОЛЮБИЛИ НАС?