Татьяна Полякова

Полякова Татьяна – профессиональный художник-график, преподаватель, окончила Московское художественно-промышленное училище им. М.И.Калинина, Московский государственный гуманитарный университет им. М.А.Шолохова, художественно-графический факультет; курсы повышения квалификации в Санкт-Петербургском государственном академическом институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина по специальности живопись, в Академии живописи, ваяния и зодчества И.Глазунова. Имеет большой опыт преподавания в средних профессиональных учебных заведениях Москвы и Московской области.
«Из всех живописных техник мне ближе акварель. Этот материал обладает удивительными качествами, он легок в использовании, но сложен в понимании, многообразен в технических приемах, очаровывает прозрачностью и воздушностью. Акварель при определенном мастерстве решает практически любые художественные задачи: работа над формой, объемом, глубиной пространства, создание интересного колористического решения задуманного сюжета. Освоение акварели процесс увлекательный и захватывающий».

ИНТЕРВЬЮ С ТАТЬЯНОЙ ПОЛЯКОВОЙ

Расскажите о вашем пути – как вы стали художником и преподавателем?

Это настоящая воля случая. В детстве я любила рисовать, ничем не отличаясь от других детей, и мама отдала меня в художественную школу, где меня сразу взяли во второй класс. Стоит оговориться, что в моей семье все физики, включая и моих родителей, и старших детей в семье. Мой отец – взрослый и очень серьезный человек, поэтому мое решение поступить после школы в художественное училище было встречено, мягко говоря, с неодобрением. Он всю жизнь считал, что профессия художника не может быть чем-то большим, чем просто хобби. Поэтому, когда я сдала вступительные на отлично, отец перестал разговаривать  со мной на 2 месяца. Пережив вот такой стресс, пришлось продолжать быть круглой отличницей (смеется).

Важно, что я ощущаю себя больше преподавателем, чем художником. Вспоминаю годы своего обучения – уже тогда я почувствовала азарт докопаться, найти понятные и простые способы объяснить и научить людей живописи и рисунку просто и понятно. По-видимому, сказался мой логический, рациональный склад ума.

Иногда я воспринимаю рисование как ребус, который я разгадываю и передаю людям. Из-за своей личной увлеченности я сама постоянно учусь, и мне хочется делиться с людьми.

Что привлекает вас в живописи в первую очередь?

Я люблю акварель и очень люблю выстраивать интересные для меня композиции на бумаге. Понимая методы и законы, можно решать самые разные художественные задачи. Вот, например, я увидела необычные старинные часы в музее, и сразу загорелась написать с ними работу, но не просто сделать натюрморт, а заплести этот образ в уравновешенную и интересную композицию. А акварель люблю – за скорость принятия решения и за ту концентрацию, которую она требует. В ней хочешь не хочешь, а надо понимать, как, например, передать глубину пространства или применить тот или иной прием. Иначе ошибка ведет к тому, что надо начинать работу по-новой. Но и это нестрашно.

Еще я очень люблю рисовать на пленэрах – это и адреналин, и удовольствие до мурашек – так хорошо, что ты на природе рисуешь. Работа на пленэре обостряет все чувства и восприятие – там все так быстро меняется, что надо уметь работать быстро.

Что для вас самое важное в преподавании?

Для меня очень важно, чтобы человек наконец выключил своего внутреннего критика. Начиная чему-то учиться во взрослом возрасте, мы выходим из зоны комфорта, и все наши ограничения, которые во многом идут из детства, проявляются моментально. Иногда я чувствую, что будто беру человека за руку и помогаю перешагнуть через какую-то важную линию, и этот шаг может повлечь настоящие изменения в жизни. И здесь рисование – лишь способ. Я хочу сделать список слов, которые нельзя использовать на моих занятиях – все слова, связанные с самокритикой и с недооцениванием себя. Советская система образования внедрила в нас очень много ограничений, это как будто глина, которая окутывает нас и не позволяет получать удовольствие и верить в то, что мы можем и все получится.  Моя задача – помочь человеку стряхнуть эту глину и дать ему понять, что он способный и у него все получится.

Я обычно почти не касаюсь своей кистью работ людей. Могу поставить один мазок, чтобы просто показать, как работает и может звучать цвет, а не для того, чтобы подрисовать работу. Всегда повторяю много раз важные базовые вещи, чтобы человек услышал их, увидел и понял.

В силу своего характера я развлекать людей не умею. Мне интересен путь познания и мне, конечно,  близки по духу люди, которые приходят учиться, приходят построить свой способ мышления на картине. Я не трогаю их работы, потому что доверяю им и думаю, что они сами могут сделать что-то интересное. Какое колоссальное удовольствие испытывает человек, который понимает, что именно этот поставленный мазок заставил светиться всю его работу. Мне очень важно,  чтобы человек понял сам принципы и законы, это не всегда быстрый путь, но мы учимся радоваться самому процессу работы. Мне очень хочется, чтобы каждый ученик в процессе обучения стал сам себе педагогом, чтобы человек ставил себе задачи и мог их решать, не критиковал себя, а видел возможные недостатки своей работы и понимал, как их исправить.

А вы сами часто пишете для себя?

Да, почти каждый день, и это совсем не отдушина. Я в первую очередь педагог, а не художник, поэтому мой труд – это моя постоянная практика, подкрепление моих теоретических знаний.  Я преподаю и графику, и масляную живопись, и акварель, поэтому я с большой радостью для себя решаю разные задачи, это будоражит меня и вдохновляет. Я человек, который постоянно учится и практикует. По духу близка к художникам авангарда – мне все время надо искать что-то новое. Кстати, очень люблю Наталью Гончарову, она и театральный художник, и график, и книги иллюстрировала, и костюмы создавала – в моем понимании, у нее настоящая душа художника, а не ремесленника.

А какие еще художники вам близки?

Очень люблю современного акварелиста Александра Шумцова (Аруш Воцмуш). У него очень выразительная композиция в работах.

Вообще кумиров среди художников у меня нет. Я всегда защищаю авангардистов, людей, которые шли вперед и не особо понимали, что делали. Вот, например, Малевич – у него была великолепная база, и без его работ мы бы не сдвинулись в дизайне. В музеях я всегда восхищаюсь Боттичелли – легкостью его живописи, невесомыми фигурами на полотнах, мастерством в передачи фактур, чувств на лицах людей.

УЖЕ ПОЛЮБИЛИ НАС?